Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:10 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:50 

Неожиданно решилась посмотреть тот самый "Евангелион". Пять лет собиралась, да-с. Сперва не было возможности, потом - желания, ибо история "про депрессивных подростков" (с) не слишком вдохновляла. Но неожиданно нагрянуло настроение, включила, присмотрелась. Первое впечатление - "и эти люди запрещают мне..." (с). Поскольку "Еву" все время сравнивают с "Утеной" (точнее, наоборот), я была пристрастна. Ах, "Ева" глубже, понятней и без этих утомительных подъемов на арену. И в "Утене" ужасные носы. Да, я сразу прицепилась к носам "уточкой" и бесконечному фансервису, ибо в странных ракурсах логики не больше, чем в эстетически идеальных повторах =) И вообще, первые десять серий наталкивали на мысль, что это мрачный сенен, не более того. И где обещанная Каббала? А потом мозга не стало. Процесс прошел быстро и безболезненно, осталась только приятная пустота в черепной коробке. Теперь ищу статьи и рецензии, потихоньку достраиваю картину, ибо надпись "Рэй III" в моей системе координат означала "Третья часть истории Рэй", а не то, что там было на самом деле. И S^2 органы - откуда мне было знать, зачем они нужны? В общем, разбираться можно до бесконечности, особенно в свете того, что отсмотрены не все имеющиеся материалы. А древо Сефирот уже выучено и более-менее осмыслено.

И еще - кто сказал, что это - депрессивные подростки? Если б я знала правду, посмотрела бы раньше =)

07:37 

Не устояла перед угрозой оказаться с удаленным по причине неиспользуемости журналом. Вот соберусь и напишу что-нибудь более осмысленное, а пока приходится обходиться набором пустых слов, символизирующих слабое сердцебиение и едва уловимое дыхание пациента, уже почти определенного в морг.

07:00 

В приступе неконтролируемой глупости послала заявку на очередную поттеровку. Подмосковную. На именную роль. Естественно, тут же захотелось отыграть все обратно, тем более что осень обещает быть насыщенной вполне цивильными событиями. Ладно, все равно все сложится правильно, что бы я ни предпринимала.

19:49 

Меня восхищает здешний формат, отсутствие злобных критиков и ложное чувство анонимности и свободы. Расслабляет. Когда аукнется, будет интересно.

У нас уже есть то, что мы просим у этого мира. Потому и просим, что оно - наше, приросшее насмерть, необходимое, без которого не дышится и не живется. Закономерная одержимость, перекрывающая видимость и путающая следы. Проблема - не обрести, но разглядеть. Главная задача приключенца - вернуться домой. Именно поэтому я неизменно рыдаю над финалом ВК.

10:58 

Оно опять меня перемалывает. Играю в сочетание несочетаемого, но на выходе все равно плохо. Хочется бессмысленного скандала. Несовпаденье почти привычно, скоро начну получать удовольствие. Стокгольмский синдром всегда рядом.

12:35 

Очень интересно наблюдать Скорпиона в фазе Тарантула, но лучше на расстоянии. Крайне любопытно находить у себя признаки Орла, даже если перышки пока только топорщатся под ящериной шкуркой. Любопытно и радостно, потому что неожиданный переход от пассивного наблюдения к непосредственному столкновению уже не пугает, скорее бодрит. Вообще, четыре фазы трансформации попарно-параллельны: активные Тарантул (негативист) и Орел (позитивист) куда больше похожи друг на друга, чем Ящерица (негативист же, хотя говорят, что это вроде нулевой точки) и Голубь (не буду его оценивать, ибо недостойна). Удобно, ибо разница между деянием и недеянием видна куда лучше, чем между темным и светлым. Особенно изнутри. Проблема в том, что можно бесконечно менять две нижние "орбитали" и при этом верить в прогресс, именно по этой самой причине. Но никто никогда не говорил, что будет легко.

10:16 

И не надо путать дух противоречия с желанием выглядеть оригинально. Потому что даже если говоришь хором, внутри все равно режет. А выглядеть не хочется никак, абсолютно - я бы выбрала прозрачность, если бы был шанс озвучить свое мнение до. Теперь-то какая разница...

12:11 

Пафосно, наивно, много детских травм. Но несмотря ни на что, страстно люблю "Oniisama E". Вероятно, за эстетику и остроту чувств, ну и за идеально дозированный надрыв. Что забавно, могла бы уподобиться большинству неискушенных дев, боготворящих Рэй и неизменно опознающих себя в образе белокурого почти-бисенена, но нет, единственная богиня - Мия-сама, которую все те же девы считают бездушной стервой. Хотя это история не о стервозности, а о воле и стиле. Хотя стиль - это тоже наивно, тогда о воле и детских травмах. И я даже не мечтаю ее сыграть - повторить идеал невозможно. Более того - я вообще не верю, что живой человек может с этим справиться. Остальных - легко, потому что они понятны, а Фукико действует по своему четкому алгоритму, который человеческому сознанию недоступен. Не зла, но коварна. Тут держит лицо, там выдает истерику. Любит-ненавидит-ничего не чувствует, потому что все мираж и тонкая душевная организация. И красота. Да, это любовь.

19:21 

Поиски вывели на что-то родственное. Почитав юных и наивных, вернулась к себе, выпотрошила пару воспоминаний и вместо ностальгии на дне обнаружила немного цинизма с горьковатым желчным оттенком. Меня могло остудить знание, но самое захватывающее зрелище открывается, когда смотришь внутрь себя. Не мигая, как завещал факультет. И если посмотреть назад, не отводя глаз, можно увидеть вместо светлой той самой наивности совершенно каноничное желание выжать все. И по возможности присвоить. Нет, не так грубо, на пару пластов выше и тоньше, но сути это не меняет. Лучше бы я им завидовала.
Что самое забавное, здесь и сейчас кажется, что выжала. И хорошо, если не столь очевидно для донора - он бы огорчился. Нужен еще один компонент, и это повод для охоты, хотя приятно знать, что где-то есть заповедники с непугаными чудесами.
Или я опять себе вру. Но кто не?

10:09 

Читаю «Идиота», думаю разное. О главном потом, сейчас – Коля Иволгин, которому в ноябре было 13, а в мае уже 15. Хотя я верю в 15, он в первой части слишком взрослый, при этом дочка Лебедева примерно того же возраста – совсем несмышленая какая-то и неочеловеченная даже. Настасья Филипповна, выходит, то ли Скорпион, то ли Стрелец. Где-то пишут, что типичный Змееносец, но этими я пока не интересовалась. Где-то даже было, что Стрелец типичный, но я как-то сомневаюсь. Похоже на Огонь, но при этом деструкция и извлечение на свет чужих нечистот – скорпионьи, ни с кем не спутаешь. Хотя на пограничный вариант тянет. А князь то ли Телец, то ли Близнецы. Если бы нужен был штамп, то я бы взяла Рыб, хотя сам Федор Михайлович, конечно, не мог не вынуть родной скопионий архетип Голубя. Говорят, в противовес – Раскольников, который Тарантул (вообще, паук как символ низших слоев – это лейтмотив, членистоногие везде, в той же многократно помянутой баньке, например). Но вот именно в Родионе Романовиче сомневаюсь, хотя тоже надо перечесть. Жалил он, кажется, от души, и дело не в топоре как символе. И «Петербург» Андрея Белого придется вспоминать, хотя именно это – не хочу. Но архетип тот же. Потому что общий яд.
А в каком-то посредственном гороскопе приводили пример князя и Настасьи Филипповны как тех, чей брак строится на отношениях противоположностей, при этом они должны находиться в соседних знаках. Не похоже, совсем не похоже, хотя каждый имеет право на свою трактовку.
Еще набрела на структурный гороскоп, который делит всех на 7 типов по комбинации зодиака и восточного 12-летнего цикла. Там князь и Н.Ф. оба Рыцари. Хотя я бы, может, и поспорила, но лестно, конечно, ибо Рыцарей, в принципе, мало, если просматривать всю подборку. И половина из них, если честно, ужас ужасный. А вторая половина – правда, которая еще хуже. Надеюсь, он доработает систему, ибо пока слишком много не понято. Это если изнутри.
А картина в доме у Рогожина – копия с «Мертвого Христа в гробу» Ганса Гольбейна Младшего (nearyou.ru/holbein/21body.html). Без личного знакомства не понять, почему о ней столько говорят и так говорят.

09:52 

Это выглядит как завершение семигодичного цикла, что имеет свою логику и подобие смысла. Где-то пишут о сгорающих хвостах (слово «кармический», лепящееся в пару ко всему подряд, я отсекаю за неактуальностью), и вот есть ощущение, что и правда – горит и рвется. Не знаю, хвост ли это, скорее похоже на синапсы в нейронной сети – вот я связана с людьми, местами и событиями, а вот потихоньку отмирает-отгорает, иди куда хочешь, никаких больше сетей и ловушек, но нет ничего страшнее свободы. Конечно, любой момент отсекания пуповины не может не быть стрессом, даже если не сопровождается сменой водной среды на привычную ныне земную атмосферу. Можно ли считать его родами – вопрос спорный, но даже если считать, что мы рождаемся и умираем каждую секунду, в такие моменты – чуть больше. Радикальный и отважный берет в руки тесак или скальпель и сам доводит процесс до логического завершения, трусливый и консервативный спрыскивает оставшиеся жгутики раствором, который почему-то считает питательным, и надеется, что как-нибудь обойдется. Любой кризис – старт, вопрос в том, куда ты бежишь. Отсутствие хотя бы иллюзорной цели на горизонте – еще один лик все той же свободы и того же экзистенциального ужаса. Хорошо быть осликом, которому завязали глаза и водят по кругу. Пожалуй, в чем-то жизнь-мечта.

14:40 

Что бы ни происходило, оно всегда движется по кругу. Хотя кто-то, обладающий трехмерным видением, скажет, что по спирали. Не важно, даже если этот виток чуть выше (или ниже, не отметай эту вероятность) предыдущего, все равно та же эмоция и те же мысли. Когда-нибудь я научусь делить жизнь на периоды не по любимым песням или сериям, а по графическому выражению ярости и гнева. Месяц сонной артерии. Недели вырванного сердца. Эпоха отрубленной головы. Есть люди, на которых жаль тратить время – наглые сограждане, источники бытового хамства – дело секунды, они умирают быстро, чаще грязно, но все же мгновенно и без мучений. Чем ближе человек, тем больше он заслуживает боли. Потому что боль – это дар, боль – это отдельная знаковая система, боль – это язык, универсальный и понятный, чистый, однозначный и в то же время наполненный бесконечными смыслами. Если ты достоин боли, ты достоин любви. И наоборот. Это не желание мучить, это стремление придать миру еще одно измерение. Какое счастье, что у меня нет власти. Какое счастье, что у меня ничего нет. Когда я уйду в свой кокон, мне не понадобится дробить время на куски – никаких эпох, недель и месяцев, никаких сердец и артерий. Почему-то близкие всегда заслуживают крови. Она скрепляет, спаивает, сваривает, не то что безликий ток, не вода, не ремни, не огонь (не люблю огонь – запах и уродство), не, не-не-не. Потом проходит. До следующего витка. А сейчас – очередной рубеж. Замешанный на алом, он начинает новую главу. Чтобы помнить.

P.S. Я узнаю тебя с первого взгляда - по желанию увидеть оттенок венозной-артериальной. Это только в сказках все сложно, но я узнаю тебя, непрепенно узнаю. Если когда-нибудь встречу.

09:41 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:33 

Начинаю осознавать, что человек, который вместо «яблоко» говорит «груша», ничуть не оригинален. Вот когда «дважды два – стеариновая свечка» - это да, нечто иное, а прочее – обман или иллюзии.
Если что, я не про детские тесты «назови первый пришедший в голову фрукт». Просто надо разобраться, не является ли любовь к грушам на самом деле замещением яблок, потому что тебе на самом деле просто, как и всем нормальным людям, хочется фруктов. Правда, у медали всегда есть вторая сторона, и если кто-то всем пихает эти свои яблоки, то вполне возможно, что он всего лишь ограничен и не слишком умен. Но разобраться в себе сложно как первому, так и второму. И это удручает.
Нет, это не то, что вы думаете, что бы вы ни думали. Если абстрактные «вы» вообще существуете. Моя вера в вакуум непоколебима.

19:13 

Кажется, до ужаса приятно подсесть на здешнюю почти анонимность. Первый пост – сжечь, он лишен актуальности и смысла. Наблюдала ту же клиническую картину у многих и многих, прошедших этот путь. Есть другие места, где шрифт мельче, а страницы белее, и там ты живешь под прицелом, а здесь – абажур, чай, вязание, заботливо спрятанный в уголке компромат. Что-то блеснуло – то ли наручники, то ли обертка от шоколадки, пока не присмотришься, не поймешь.

Всё просто – надо стать Орлом, потому что время не ждет. Топорщатся, торчат крылышки, хотя пока сплошной Кецалькоатль и недожженные отростки. А Орел – он не просто так гордая птица, он может смотреть на солнце и умеет не щадить. А я щажу. Хотя сейчас совсем не время, вот ближе к Голубю можно будет задуматься, но до того нужно уметь делать больно. Чтобы не путать жалость и страх. Потому что если хочешь убить второй, надо заставить его выйти из-за спины первой. Слабости нет, люди просто безмолвно договариваются, кто сверху, а потом долго рассуждают о силе и ее отсутствии. То же происходит и с ответственностью, но это другая история, до нее можно дойти когда-нибудь потом. Во главе встает не достойнейший, а тот, кому это больше всех нужно. Так устроен мир. Впрочем, это опять ответвления от темы, потому что страшно-страшно-страшно вставать и идти дальше. Новый год все-таки на носу. Каникулы.

13:12 

Как кровопускание – нужно что-то написать, тогда ненадолго делается легче. Раньше было проще – дневники только для себя, крепко запертые двери, задернутые шторы и паранойя. Сейчас – эксгибиционизм и заигрывание, хотя с кем – хороший, годный вопрос.

Иногда не надо знать настоящее, потому что оно одно, а остальное – фальшивое и дешевое. В детстве могла есть любой шоколад, сейчас удовольствие доставляют пара сортов, остальное – компромисс, а ведь это шоколад, почти фетиш каждой второй девочки планеты. И какая я после этого девочка? Ну, кроме того, что каждая первая. И да, того самого бывает не найти, ну и презренный металл, конечно. Разбогатеть только ради шоколада – это глупо. Когда-нибудь потом обязательно.

А что делать с текстами? Если встречаешь единственный за свою фанфикочитательскую карьеру правильный и бьющий в нужные точки, а он, несмотря на авторскую щедрость и очень много букв, заканчивается, то идти внезапно некуда. Потому что хочется еще, а не получается. Тут должны быть дурацкие вопросы из серии «что ты со мной сделал?!», я точно где-нибудь уже встречала такой сюжет. Но вот как – чувство меры и безумный надрыв, но все настолько жизненно и убедительно, что ни на секунду не сомневаешься. Нет, вру, я критична, были и такие секунды, но это не касалось тех самых отношений. Ядовитый и тягучий, хочется такого же, но впервые – страшно, потому что понимаешь – не вытянешь. Сломаешься. Отвернешься. Потому что то, что там – это чудо, отлично вписанное в повседневность, но если присмотреться – блестит пыльца фэйри, сверкает, отводит глаза, но нас, циников, не обманешь. Жаль, что цинизма не хватает ни на что другое кроме этого вот внутреннего и обреченного скепсиса. Потому что плюнуть на предпраздничное и сидеть, перелистывая, пока не закончится. Потому что они живые и настоящие, мальчики, а не девочки, не «ах, я заглянул в его глаза и все заверте…», а нормальное подростковое, разное, но достоверное. Потому что сначала невозможно поверить, что что-то получится, особенно когда ломается привычный и тысячу раз уже обыгранный другими шаблон. Потому что впервые не ассоциируешь себя с сильным и закрытым, слишком сильный, слишком страшно. Автор отымел в мозг не только героев, чего уж там скрывать. Мир изменился, какого черта теперь об этом сожалеть. И впервые – не просто верить в хэппи-энд, потому что так должно быть, нет-нет-нет, до конца сомневаться, потому что не может ничего сложиться, пока подростки и все преходяще и не всерьез – да, нет никакого завтра, а «сейчас» бывает такое разное. Почему же то же самое и шесть лет спустя – верую, ибо абсурдно. Не должно сложиться, потому что не может, и дело не в объективных материальных препятствиях, а в головах, как обычно, ну и в логике мира, а вдруг – чудо. Да там что ни строчка – чудо. Для утративших веру – самое подходящее чтение. И при этом – правда. Сочетание несочетаемого такое же сильное, как чередующиеся волны боли и счастья, сменяющие друг друга с первых строк и до последней точки. Самое страшное – ты не можешь не чувствовать. Не можешь переключиться. Встаешь на оголенный провод и не можешь отойти. Не знаю, почему. И еще не знаю, хочу ли я, чтобы моя вселенная была такой, как там. Со всеми этими бесконечными катарсисами, отчаянием и надеждой, потому что надежда – она страшней всего. Самая же большая потеря – невозможность читать что-то, не дотягивающее то заданной автором планки. Т.е. почти ничего. Спасибо, что есть другая литература, иначе пришлось бы умереть, но нет, не все пишут о любви, и это дает шанс на подобие выживания. Но как средство борьбы с – нет ничего лучше. Хотите бросить фанфики – у меня есть лекарство. Только я вам его не отдам. Потому что милосердие превыше справедливости.

10:19 

Вот иногда читаешь и думаешь: если автор пишет гет, то зачем называет его слэшем? Если хочется написать историю об истеричной девице и идеальном мужчине, не надо себя сдерживать, но для чего менять истеричной девице пол, причем только анатомически, игнорируя психологию, мотивацию, мышление, да и все остальное – великая тайна. Иногда идеальный мужчина идеален во всем, иногда это типичная история красавицы и чудовища, тогда идеал сначала рычит (порой насилует), а потом долго заглаживает свою вину. И тогда нет никого заботливей и милее. От альфа-самца принимать знаки покорности гораздо приятней, это наверняка заложено в женской природе – покажи мне, что ты сильнее всех, а потом покажи, что ты зависим, и даже если на первом этапе ты будешь делать больно, второй все окупит. Но это же не то! Хуже только ситуация, когда оба мальчика – девочки: они сюсюкают, умиляются, заламывают руки и ведут себя неконструктивно. Фаллос играет чисто эстетическую роль, а само произведение сугубо утилитарно. И да, мы все понимаем, что это тоже несет некую нагрузку, но не имеет отношения к литературе. Понятно, что пора бы привыкнуть, но хочется иного. И не могу скрывать - меня до сих пор не отпускает то, настоящее. Но не перечитываю. Велик шанс переплавить пару жизненных установок, а это будет очень некстати.

11:51 

Это тоже сюда – не готова говорить об этом там и с теми.
Схема в корне не верна: привычка давать людям то, что нужно тебе самой, а не то, что нужно им. Ложная точка отсчета и попытка проецировать свои чувства на тех, кто не похож. Понятно, что осознанно делиться вторым не получится – мы все прячемся и врем, зачастую самим себе. Время и силы уходят в песок, подарок отнимает у нас что-то важное, но не доходит до адресата, либо доходит искаженным. Злость с одной стороны, удивление с другой. Невозможно купить, даже если очень дорого платишь, но – невозможно.
Если отдавать только то, что отдается само, как солнце дарит свет, а огонь – тепло, то может выйти что-то стоящее. Быть собой и ради себя, не прикладывать усилий, не покупать, не продаваться, что срослось, кого притянуло – то и нужно, то и верно.
Сложнее всего – переход от первого ко второму. Потери неизбежны, обретение не гарантировано, шаг номер ноль, он же – двадцать два, начало и конец, точка, где зубы Уробороса вцепляются в хвост. Где-то здесь истина режет острыми гранями, так что бывшие ближние огорчены и разочарованы, и это бывает больно. До сих пор больно. Несмотря на соблюдение социального контракта и почти безупречное исполнение ритуального танца. Надо резко и навсегда отказаться, но пока не хватает сил. И слишком мало настоящего, которое, распадаясь, освобождает энергию.
Точка разрыва болезненна, потому что отчуждение не является целью. Каждый раз веришь, что после трансформации все равно останется общая грань. Но обычно не остается.

15:54 

Тянет на странное: есть такой фильм – «Рыжий, честный, влюбленный», и он прекрасен. Сценарий дивный, ибо и первоисточник хорош, и адаптация, актерский ансамбль блестящий, декорации и костюмы великолепны – тонко и уместно передано животное, но при этом без избыточно-человеческого. Лисенок и цыпленок – это лисенок и цыпленок, но никаких там накладных ушек или расписанных лиц. И все такие трогательные и милые.
А вместо того, чтобы думать о поздних шедеврах советского кинематографа, размышляю о том, почему любовь в исполнении маленьких детей цепляет сильней, чем взрослые романтические комедии и мелодрамы. Видимо потому, что нет никаких расчетов и планов на будущее, нет манипуляций, нет неоправданных надежд. Нет примесей, нет несвободы, нет чувства потери контроля. Идеальное и дистиллированное, одни плюсы без минусов. Что-то теряется со временем. Мы не только приобретаем, и нам точно есть, о чем пожалеть. Кажется, что умнеешь и теряешь иллюзии, а на самом деле не знаю, стоит ли это того света, наивного, но на-сто-я-ще-го. Может, лоботомия? Ходить по стройке без каски? Препараты? Или есть шанс переработать психику так, чтобы вернуться в то первоначальное состояние? Ненадолго, конечно, потому что долго такие не живут, но оно того стоит. Наверное.

Бессмысленно и беспощадно

главная