13:12 

Как кровопускание – нужно что-то написать, тогда ненадолго делается легче. Раньше было проще – дневники только для себя, крепко запертые двери, задернутые шторы и паранойя. Сейчас – эксгибиционизм и заигрывание, хотя с кем – хороший, годный вопрос.

Иногда не надо знать настоящее, потому что оно одно, а остальное – фальшивое и дешевое. В детстве могла есть любой шоколад, сейчас удовольствие доставляют пара сортов, остальное – компромисс, а ведь это шоколад, почти фетиш каждой второй девочки планеты. И какая я после этого девочка? Ну, кроме того, что каждая первая. И да, того самого бывает не найти, ну и презренный металл, конечно. Разбогатеть только ради шоколада – это глупо. Когда-нибудь потом обязательно.

А что делать с текстами? Если встречаешь единственный за свою фанфикочитательскую карьеру правильный и бьющий в нужные точки, а он, несмотря на авторскую щедрость и очень много букв, заканчивается, то идти внезапно некуда. Потому что хочется еще, а не получается. Тут должны быть дурацкие вопросы из серии «что ты со мной сделал?!», я точно где-нибудь уже встречала такой сюжет. Но вот как – чувство меры и безумный надрыв, но все настолько жизненно и убедительно, что ни на секунду не сомневаешься. Нет, вру, я критична, были и такие секунды, но это не касалось тех самых отношений. Ядовитый и тягучий, хочется такого же, но впервые – страшно, потому что понимаешь – не вытянешь. Сломаешься. Отвернешься. Потому что то, что там – это чудо, отлично вписанное в повседневность, но если присмотреться – блестит пыльца фэйри, сверкает, отводит глаза, но нас, циников, не обманешь. Жаль, что цинизма не хватает ни на что другое кроме этого вот внутреннего и обреченного скепсиса. Потому что плюнуть на предпраздничное и сидеть, перелистывая, пока не закончится. Потому что они живые и настоящие, мальчики, а не девочки, не «ах, я заглянул в его глаза и все заверте…», а нормальное подростковое, разное, но достоверное. Потому что сначала невозможно поверить, что что-то получится, особенно когда ломается привычный и тысячу раз уже обыгранный другими шаблон. Потому что впервые не ассоциируешь себя с сильным и закрытым, слишком сильный, слишком страшно. Автор отымел в мозг не только героев, чего уж там скрывать. Мир изменился, какого черта теперь об этом сожалеть. И впервые – не просто верить в хэппи-энд, потому что так должно быть, нет-нет-нет, до конца сомневаться, потому что не может ничего сложиться, пока подростки и все преходяще и не всерьез – да, нет никакого завтра, а «сейчас» бывает такое разное. Почему же то же самое и шесть лет спустя – верую, ибо абсурдно. Не должно сложиться, потому что не может, и дело не в объективных материальных препятствиях, а в головах, как обычно, ну и в логике мира, а вдруг – чудо. Да там что ни строчка – чудо. Для утративших веру – самое подходящее чтение. И при этом – правда. Сочетание несочетаемого такое же сильное, как чередующиеся волны боли и счастья, сменяющие друг друга с первых строк и до последней точки. Самое страшное – ты не можешь не чувствовать. Не можешь переключиться. Встаешь на оголенный провод и не можешь отойти. Не знаю, почему. И еще не знаю, хочу ли я, чтобы моя вселенная была такой, как там. Со всеми этими бесконечными катарсисами, отчаянием и надеждой, потому что надежда – она страшней всего. Самая же большая потеря – невозможность читать что-то, не дотягивающее то заданной автором планки. Т.е. почти ничего. Спасибо, что есть другая литература, иначе пришлось бы умереть, но нет, не все пишут о любви, и это дает шанс на подобие выживания. Но как средство борьбы с – нет ничего лучше. Хотите бросить фанфики – у меня есть лекарство. Только я вам его не отдам. Потому что милосердие превыше справедливости.

URL
   

Бессмысленно и беспощадно

главная