Делай – раз, делай – два, делай – три, а не «рефлексируем, рефлексируем, кончили рефлексировать».
Это тоже важный опыт – уметь отрезать хвост, а не ждать, пока сам отвалится. Хотя сразу, хоть по частям, но уметь отсекать и сепарировать, как и полагается хозяину восьмой стадии (мы сами-то понимаем, что несем и на что претендуем?). Этот экзамен я сдаю с тринадцати (специально прописью, но можно и цифрами – 13) лет, и каждый раз проваливаюсь с грохотом и прочими спецэффектами. На этот раз мне выдали упрощенный вариант, но и это не помогло – опять на грабли, с новыми силами, хотя уж в условиях тренировочного боя можно было бы посмотреть в глаза чудовищ. Маленьких и плюшевых. Терять уже нечего, оно ничего не стоит, да и строилось вопреки и назло, просто чтобы доказать. Но и это не помогает – все еще страшно, страшно, страшно. Не сам взгляд даже, а предвидение развития событий. Вот я улыбаюсь чудовищам и протягиваю руку, и делаю вид, что ничего не произошло, заметая под коврик улики, как бы они ни выглядели в этом метафорическом пространстве. И учусь верить в то, что так будет лучше для всех. Хотя иногда ломать куда важнее, чем чинить. Потому что нет обновления без смерти, а отмирающий орган отравляет весь организм. Очень трудно жить, когда только и умеешь, что бежать и прятаться. А ведь только после Сепарации и начинается Рубедо.